Рабкрин (рус)

Матеріал з Рабкрін
Перейти до: навігація, пошук

Несовершенство и противоречия в существующем украинском законодательстве подошли вплотную к границе, за которой ни один гражданин, политик или бизнесмен не может быть уверен в собственном будущем.

Ни наличие денег, ни политическое влияние уже не могут защитить собственность и собственников от рейдерства, махинаций и коррупции на любом уровне. Коллапс, начиная от полного разрушения системы жилищного хозяйства, продовольственного кризиса и до тотальных беспорядков, - неизбежен, если срочно не начать системные изменения в государстве.

Немедленная реформа должна обеспечить четкую фиксацию базовых понятий и урегулирования определяющих соотношений между ними.

Нужен комплекс изменений, который состоит из формализации собственности, административной реформы, реформы избирательной и судебной систем, борьбы с коррупцией, решение ключевых экономических и гуманитарных вопросов.

Собственность должна быть подкреплена надлежащими и неоспоримыми правоустанавливающими документами, с прозрачным механизмом учета и способа фиксации. Результаты должны быть обнародованы и постоянно доступны в открытых реестрах и кадастрах.

Каждый административно-территориальный субъект должен иметь четко определенные границы территорий, прав, обязанностей и понятный механизм взаимодействия.

Избирательная система должна обеспечить создание работающего механизма принятия решений на местном и общегосударственном уровнях.

Судебная система должна обеспечить соблюдение «правил игры» в долгосрочной перспективе и иметь реальные рычаги влияния и выполнения своих функций. Для всех субъектов предпринимательской деятельности следует организовать адекватную и удобную модель существования, которая обеспечит эффективное зарабатывание денег.

Реформа сельского хозяйства нуждается в общегосударственном внимании, направленном на решение имущественных противоречий, развитие аграрного сектора и сельских территорий.

Создание прозрачного механизма распределения налогов и разграничения полномочий исполнительных органов будет способствовать постепенной ликвидации коррупции (объем собранных налогов на уровне административно-территориальной единицы должно стать одним из главных показателей эффективности местной власти).

Решение гуманитарных проблем позволит прекратить спекуляции на региональной и языковой почве и направить активность граждан к актуальным вопросам.

I. Формализация собственности.

II.Административна реформа.

III.Реформа избирательной системы.

IV.Реформа судебной системы.

V. Борьба с коррупцией.

VI.Экономические вопросы.

VII.Гуманитарные вопросы.


Зміст

ФОРМАЛИЗАЦИИ СОБСТВЕННОСТИ

Суть проблемы.

В Украине - чрезвычайно низкий уровень формализации собственности (5-8% в зависимости от методик подсчета), то есть лишь весьма незначительный процент материальных объектов имеет надлежащие правоустанавливающие документы. Остальное имущество является "недособственностью", поскольку отчуждение такого имущества и другие виды использования его в гражданском обороте / инвестировании / как средства гарантирования выполнения обязательств и т.д. - возможны только во внелегальном (теневом) секторе экономики, что делает украинских собственников мало-конкурентоспособными и практически не интегрированными в мировую экономическую систему.

Вместе с тем, наличие огромного количества неформализованного имущества означает невозможность, с одной стороны, установление законности текущего владения таким имуществом, а с другой - беззащитность добросовестных владельцев перед "правом сильного", то есть перед рейдерством и дерибаном.

Именно наличие в Украине огромного количества неформализованного имущества и сравнительная легкость его присвоения путем злоупотребления властью и / или служебным положением побуждает преступников добиваться выборных или чиновничьих должностей во власти всех уровней. Именно преступники - коррупционеры, мошенники и дерибанщики - практически всегда побеждают в конкурентной борьбе за эти должности эффективных менеджеров, готовых работать за обусловленное вознаграждение заранее установленного размера в пользу государства и территориальных общин. Это - объективная реальность, изменить которую возможно только путем повышения процента формализованного имущества.

Закономерность в виде прямой зависимости процента формализованного имущества в государстве от размера ее ВВП и уровня коррупции - вывел всемирно известный перуанский экономист Эрнандо де Сото в своей книге "Мистерия капитала". Но формализация - лишь необходимое, но - недостаточное условие для кардинальных изменений в Украине.

Механизм учета.

В Украине, в отличие от цивилизованных стран, где недвижимостью считается земельный участок с неразрывно связанными с ним элементами (дома, растения и т.д.), термин "недвижимость" используется практически только в значении "здание", "сооружение", в то время как "земля" существует отдельно. Эта абсурдная ситуация на практике проявляется в том, что земельные участки и здания учитываются разными учреждениями - земельные участки учитываются органами управления земельных ресурсов, а сооружения и здания учитываются Бюро технической инвентаризации. Целостные же имущественные комплексы - будь то предприятия или многоквартирные дома - именно как целостности не учитываются вообще.

Также отсутствуют эффективные законодательные механизмы решения споров в случае, если у земельного участка и у находящегося на нем сооружения - разные собственники. Это приводит к перегрузке правоохранительных органов и судов гражданскими делами, которые в принципе невозможно решить по закону (и они решаются по принципу "кто основательнее мотивировал судью" / "кто имеет больше влияния"), и уголовными делами, поскольку стороны, которые не в состоянии решить свои споры законным путем, нередко прибегают к преступлениям.

Безусловно, заинтересованные участники хозяйственной деятельности должны иметь именно достоверную информацию о зарегистрированных правах на недвижимое имущество.

Для этого необходимы внедрение и развитие единой автоматизированной системы титульной государственной регистрации прав, а также формирование механизма электронного обмена информацией между органами, занимающимися регистрацией прав, органами (организациями), которые осуществляют государственный учет и техническую инвентаризацию объектов недвижимости, налоговыми органами. В дальнейшем такая комплексная информационная система должна охватить всю территорию Украины.

Инвентаризация земельных участков

Основной задачей проведения работ по инвентаризации является получение или обновление сведений об объектах землеустройства:

- об их фактическом местонахождении, площади, местоположения границ земельных участков;

- о частях земельных участков, в том числе - о тех, на которых расположены сооружения / природные объекты и т.п., и те, которые подлежат ограничению в пользовании;

- о качестве земли: почвенные и геоботанические характеристики;

- об использовании земли: самозахваты, состав сельскохозяйственных угодий, стадии процессов деградации почв, закустаривания, эрозии и т.д.;

- правовой режим земель: целевое назначение, разрешенные виды использования, объем прав владельцев, пользователей и третьих лиц и всех субъектов земельных отношений.

Сведения о правовом режиме территорий определяются в процессе инвентаризации ранее учтенных сведений архивов комитетов по землеустройству, муниципальных комитетов по управлению имуществом, государственных фондов данных.

Результаты инвентаризации используются не только как источник исходной информации для территориального землеустройства, но и:

- для проведения кадастровой оценки земель, в качестве источника данных об изменении качественных характеристик;

- для ведения мониторинга земель на базовом уровне;

- для разработки документов территориального планирования, как основы изготовления опорного плана.

Инвентаризация капитальных зданий (сооружений) заключается в:

- выявлении их наличия и местоположения на земельном участке;

- описании по основным признакам;

- установлении внутренних и наружных размеров площадей и объемов;

- определении экономических характеристик, в том числе инвентаризационной и рыночной стоимости;

- выявлении возможных противоречий между существующими техническими документами и фактическим состоянием объектов.


Для решения этих задач возникает необходимость в использовании мощной информационно-аналитической системы, которая имеет ряд характеристик:

- Оперирует промышленным объемом данных;

- Поддерживает работу в сетевом режиме в реальном времени с неограниченным количеством одновременно работающих пользователей;

- Содержит геоинформационную систему (ГИС), которая позволяет на основе детальной карты Украины инвентаризовать необходимые объекты, вести поиск объектов на карте, проводить пространственный анализ данных, моделировать ситуации, выводить результаты запросов в интуитивно понятном виде прямо на карту, что значительно облегчает объяснение и понимание результатов анализа;

- Использует возможности сложной математической аналитики.


Выбор типа геоинформационной системы, т.е. всеукраинской системы привязки геодезических координат - также является чрезвычайно важным. Проблема заключается в том, что отсутствие такой системы приводит к наличию огромных массивов "скрытых" земель, поскольку существуют несоответствия между зафиксированными в текущих кадастрах и существующих в реальности земель, которые оказываются в распоряжении коррумпированных политиков и чиновников, а определение границ в натуре зависит от степени заангажированности конкретного землемера.

Выбор способа фиксации прав владельцев недвижимости.

Существуют две принципиально разные, взаимоисключающие способы - регистрация ПРАВ на недвижимость и регистрация СДЕЛОК с недвижимостью. Критерием для классификации является именно предмет регистрации. Существуют титульные системы регистрации (то есть системы регистрации прав), и актовые системы регистрации (то есть системы регистрации сделок).

В Украине действует устаревшая и неэффективная актовая система, т.е. государство всего лишь ведет учет предоставленных для регистрации сделок. При регистрации регистрирующий орган не принимает решения о законности и / или действительности сделки.

Таким образом, государство не несет никаких обязательств, кроме хранения копий зарегистрированных договоров, и, конечно же, не дает никаких гарантий относительно законности и / или действительности прав, устанавливаемых этими договорами. В Украине от 1/5 до 1/3 судебных дел, а также обращений в правоохранительные органы - связаны именно со спорами на почве законности/действительности сделок. То есть, ТРЕТЬ ресурса страны работает вхолостую - для урегулирования споров, которых в принципе не должно возникать. Рассмотрение подобных дел длится годами, и прибыль от них получают лишь мошенники, а страдают - честные люди. У добросовестных приобретателей конце концов забирают спорный объект, а реституцию получать не в кого; жертвы мошенников, которые много лет не могли пользоваться похищенной у них недвижимостью, также не имеют с кого взыскать компенсацию за это.

Титульная система регистрации характеризуется тем, что в ней предметом регистрация является именно право, а точнее - все права, обременения и ограничения относительно конкретного объекта. Запись о всех возможных правах и обязанностях относительно объекта в публичном реестре удостоверяет их наличие и гарантирует их, а последовательность обременений устанавливает их приоритетность.

Государство при этом является гарантом правильности зарегистрированных прав и обременений, а в случае причинения убытков вследствие неправильности титульных записей - компенсирует их из специального фонда. Этот фонд формируется из сумм, поступающих в виде сборов за регистрацию титулов и за предоставление информации о недвижимости в виде официальных выдержек из публичных реестров и кадастров. Доверие к системе создает четкая регламентация работы регистраторов и их высокий статус, который в большинстве стран, где действует эта система - приравнен к судебному, или вообще функция регистратора возложена на суды.

В странах, где действует система регистрации прав, добросовестный приобретатель полностью гарантируется государством от любых претензий третьих лиц. То есть, даже в случае выявления преступных действий, в результате которых объект выбыл из собственности потерпевшего, этому потерпевшему за счет государства компенсируются убытки, в то время как сам объект в натуре остается в собственности добросовестного приобретателя. Это является совершенно логичным, учитывая то, что новый владелец обычно кардинально перестраивает объект, а следовательно, возвращение его в натуре становится невозможным.

Понятно, что те государства, в которых действует титульная система - прилагают максимум усилий к тому, чтобы регистрировались только абсолютно "чистые" титулы, а также принимают все возможные меры для взыскания своих расходов на компенсацию пострадавшим с виновных лиц в порядке регресса.

Система регистрации титулов (система Торренса, или “центральноевропейская” система) - действует в большинстве цивилизованных стран и прекрасно себя оправдыввает, в отличие от системы регистрации сделок, которая практикуется в большинстве постсоветских стран - и в США, где ее сохранению способствует мощное юридическое и страховое коррумпированное лобби. Так, в США стороны сделок вынуждены тратить на общие транзакционные издержки до 8-10% стоимости объекта недвижимости, являющегося предметом сделки, из которых 4-6% составляют расходы непосредственно на страхование, а остальное - расходы на "детективов"/адвокатов. В то же время, в тех странах, где действуют системы регистрации титулов, общие расходы на транзакции с недвижимостью редко превышают 1-2% от стоимости объектов.

Сравнение практики многих стран мира доказывает, что система регистрации сделок является значительно более дорогой и неэффективной по сравнению с системой регистрации прав, т.е. титулов. Страны же, которые перешли на электронную обработку данных по регистрации прав, сегодня полностью покрывают расходы и на регистрацию, и на кадастровый учет.

Итак, выбор Украиной титульной системы регистрации прав на недвижимое имущество будет способствовать высвобождению существенного общественного ресурса ("человеко-часов" сотрудников правоохранительных органов, судов, а также самих владельцев), снижению уровня преступности и коррупции и увеличению внешних и внутренних инвестиций.

К сожалению, зарегистрированными сейчас в ВР законопроектами предлагается внедрение абсурдной системы а-ля "закрытый недо-Торренс", то есть - регистрация одновременно и прав, и сделок специально созданным органом в системе Минюста; ограниченный доступ к информации об объектах и их владельцах; отсутствие гарантий сохранения собственности для добросовестных приобретателей, и т.п., и все это - за деньги собственников, которые, безусловно, будут саботировать регистрацию на таких условиях, а следовательно, реформа в таком виде не даст никакого эффекта, кроме напрасно потраченных денег из госбюджета.

Между тем, проблему решить технически и законодательно довольно просто при наличии политической воли. Показателен пример Эстонии, которая исходила из тех же стартовых условиях, что и Украина, но уже смогла создать "с нуля" чрезвычайно эффективное законодательство в области регистрации имущественных прав. Эстонские законы "О вещном праве", "О крепостной книге" и "О кадастре" признаются мировыми компаративистами одними из самых совершенных из существующих в мире правовых актов соответствующей тематики. Как результат - в Эстонии пока формализовано, т.е. занесено в открытые реестры и кадастры - 97-98% имеющейся земли и недвижимости (по остальным - продолжаются судебные споры).

Таких показателей малонаселенная Эстония с небольшой территорией достигла за 17 лет. Перспективы Украины с учетом этого страшно даже оценивать, но другого пути для развития все равно не существует. Адаптация эстонского законодательства к украинским реалиям является несложной и может быть выполнена небольшой группой юристов в короткие сроки.

Игнорирование этой проблемы уже привело к тому, что чиновники управлений земельных ресурсов, сотрудники правоохранительных органов, судьи, нотариусы, сотрудники социальных служб и ЖЭКов создали по всей стране многочисленные преступные группировки, деятельность которых направлена на мошенническое отчуждение земельных участков, домов и квартир - обычно у беззащитных граждан (алкоголиков, наркоманов, инвалидов, стариков, больных и т.п.), для последующей перепродажи добросовестным либо псевдодобросовестным приобретателям.

Расчет преступников очень прост - подделать документы значительно проще и быстрее, чем признать подделки недействительными, тем более, что мало кто из беззащитных жертв способен добиться хотя бы возбуждения уголовного дела или решения по гражданскому делу ввиду того, что в правоохранительных органах и судах этими делами занимаются как раз члены этих самых преступных группировок.

Эту проблему нельзя преодолеть путем борьбы с конкретными коррумпированными чиновниками и судьями, поскольку прибыль от этой деятельности настолько велика, что затмевает разум большинства этих лиц, потому что превышает все возможные риски, даже связанные с изобличением и привлечением ко всем видам ответственности и даже с тюремным заключением. Эту проблему можно решить только глобально - путем уничтожения "питательной среды" коррупции именно через внедрение титульной системы регистрации прав собственности и открытых реестров и кадастров.

Создание прозрачного механизма распределения налогов и разграничения полномочий исполнительных органов будет способствовать постепенной ликвидации коррупции (объем собранных налогов на уровне административно-территориальной единицы должен стать одним из главных показателей эффективности местной власти).

Открытые реестры и кадастры.

Стремление к учету недвижимого имущества порождается двумя причинами. Первая - интерес самих владельцев к защите своих прав на недвижимость, которая является ресурсом ограниченным и крайне уязвимым для "рейдеров". Вторая - это желание любой власти обложить налогом объекты, наличие которых невозможно скрыть.

Вторая причина является для украинской власти вполне понятной, о чем свидетельствуют различные законопроекты о налоге на недвижимость, которые регулярно подают представители различных политических сил, не понимая, что без наличия открытых реестров и кадастров, в которые было бы занесено около 100% должным образом формализованного имущества - система налогообложения недвижимости банально не будет работать.

Осознание первой причины, к сожалению, присутствует далеко не у всех членов нашего общества. Возможно, потому, что для понимания этой проблемы нужна хотя бы базовая юридическая подготовка, а ее априори не может быть в "широких кругов общественности". В Украине, вопреки мировому опыту и здравому смыслу, до сих пор не получила признание концепция того, что владение недвижимостью не может быть тайным в принципе (потому что недвижимость невозможно скрыть), а потому - сведения о собственниках недвижимого имущества должны быть обще-и легкодоступными для любого.

Учет недвижимости может быть только открытым потому, что, во-первых, ее таки невозможно скрыть, а во-вторых - если что-то знают по крайней мере двое (сам владелец и регистратор), то это все равно, что "знают все". Поэтому вопрос может быть лишь в степени открытости, то есть в круге доступа. Чем шире круг, тем меньше возможностей для коррупции на почве "владения секретами", а следовательно, полная открытость сводит коррупцию на нет.

В Украине существует множество разрозненных тайных частных реестров и кадастров, данные которых были похищены или изъяты иным путем из органов земельных ресурсов и БТИ. Владельцы тайных без данных зарабатывают торговлей соответствующей информацией. Также не составляет проблемы за достаточно небольшую взятку получить необходимую информацию о чьей-либо собственности через коррумпированных сотрудников управлений земельных ресурсов и БТИ.

Специфика реестров и кадастров, как и любой другой базы данных, заключается в том, что ценность их является тем большей, чем более полной и достоверной является информация, которая в них содержится (закон "полностью собранного паззла"). Наличие полных и достоверных открытых реестров и кадастров практически исключает коррупцию и дерибан.

Понятно, что лица, которые приобрели недвижимое имущество (землю и т.п.) на сомнительных основаниях, являются убежденными идейными оппонентами концепции того, что владение недвижимостью не может быть тайным в принципе. Между тем, такие лица, пользуясь или властными полномочиями, или коррупционными связями, или благодаря общеуголовным преступлениям, скорее всего, в большинстве случаев рискуют так же легко, как приобрели - лишиться сомнительно приобретенного имущества, как только потеряют власть и коррупционные связи; также их наследники вряд ли смогут удержать за собой сомнительно приобретенное имущество, поскольку это имущество в большинстве случаев должным образом не формализовано, или правоустанавливающие документы на него легко и на вполне законных основаниях можно признать недействительными.

За все годы независимости не сделано фактически ничего для повышения уровня формализации недвижимого имущества в Украине. Более того - создается впечатление, что изменения, вносимые в текущее, и без того далеко не идеальное законодательство - сознательно направлены на то, чтобы еще больше усложнить процедуры формализации. Что же касается введения единого реестра недвижимости и государственного земельного кадастра (даже с ограниченным доступом к информации в них), то есть основания считать, что законотворческий процесс в этом направлении также сознательно тормозится и саботируется.

Весь отечественный политикум занимается словоблудием на тему "борьбы с коррупцией", старательно избегая при этом очевидной констатации того, что первопричиной коррупции как раз и есть жалкий процент должным образом формализованного имущества и полное отсутствие открытых реестров и кадастров, без внедрения которых - хотя бы "условно закрытых "- всеми другими мерами по борьбе с коррупцией можно даже не заниматься, поскольку эффект заведомо будет равен или стремиться к нулю.

Для начала следует провести инвентаризацию хотя бы земель государственного фонда и создать открытый государственный реестр и кадастр земель в бумажном виде, а также в качестве отдельного слоя на электронной кадастровой карте, с определением природоохранных зон.

Завершение процесса приватизации жилья.

На данный момент, по статистике, приватизировано примерно 87% жилого фонда. Наличие 13% неприватизированного жилья является существенным препятствием для массового создания ОСМД (объединение совладельцев многоквартирного дома). Эти 13% жилья, которое никак не приватизируется, вобрали в себя все просчеты украинской постсоветской концепции частной собственности, а всей Украине в целом - мешают в переходе к цивилизованным отношениям собственности.

Проблема заключается в том, что приватизация возможна только при наличии согласия на нее всех зарегистрированных на конкретной жилой площади. Такое единомислие отсутствует именно в 13% случаев по вполне понятным причинам - кто-то (молодежь) ждет, пока умрут старики, кто-то - давно "выжил" соседей на съемной жилье и хочет на как можно более длительный срок зафиксировать эту ситуацию, кто-то - не дает согласие на приватизацию из низменных побуждений или из-за старческого маразма.

Если в квартире нет комнаты, размер которой максимально точно совпадает с гипотетической идеальной долей лица, которое желает воспользоваться правом на приватизацию, и заключить отдельный договор жилищного найма является из-за этого невозможным, ситуация становится абсолютно тупиковой. Логикой законодателя, предусматривающий обязательное согласие всех нанимателей, было нежелание "плодить коммуналки". Но эта цель достигнута не была, потому что около 13% граждан все равно так и не смогли найти общий язык с соседями.

Поэтому для скорейшего завершения приватизации жилья следует немедленно позволить индивидуальную приватизацию идеальных долей независимо от желания других лиц, зарегистрированных в квартире/комнате.

Следует сообщить населению, что скоро наступит "день Х", до которого все желающие смогут приватизировать еще недоприватизованное, в том числе - и без согласия потенциальных совладельцев, а те, кто откажется от этого своего права по любой причине - останутся простыми арендаторами квартир или частей квартир, которые будут принадлежать территориальным общинам, которые вправе будут поступать в дальнейшем с арендаторами по собственному усмотрению, в том числе - устанавливать рыночные цены аренды и выселять за неуплату арендной платы.

Многоквартирные дома как целостные имущественные комплексы. ОСМД.

Плачевная ситуация с управлением многоквартирными домами и мизерный процент созданных ОСМД - закономерное следствие проблемы того, что у совладельцев нет надлежащих правоустанавливающих документов даже на их "доли", и поэтому, тем более - у них нет документов на "целое".

Также вследствие принятия в 1992 году откровенно популистского Закона Украины "О приватизации государственного жилищного фонда" многоквартирные дома с правовой точки зрения превратились в совокупность отдельных квартир, оторванных как от домов в целом, так и от земельных участков, на которых эти дома построены.

И это при том, что с 1989 по 1992 год в Украине действовало достаточно юридически совершенная (за исключением неурегулированного в ней «земельного вопроса», ибо в 1989 году права частной собственности на землю не существовало как такового) Постановление Совета Министров СССР от 19 мая 1989 г. N 142 «Об утверждении Положения о продаже гражданам в собственность квартир в домах государственного и общественного жилищного фонда, их содержание и ремонт», которой предусматривалось:

- Выкуп (а не бесплатная раздача) квартир по остаточной стоимости;

- Выдача правоустанавливающих документов, в которых квартира определялась как идеальная доля всего домовладения;

- Заказ в органах технической инвентаризации плана всего дома;

- Образование товариществ индивидуальных владельцев квартир для создания условий для эффективной эксплуатации зданий на основе коллективного управления;

- Возложение на владельцев квартир всех обязанностей по содержанию, текущему и капитальному ремонту дома и придомовой территории пропорционально размеру жилой площади их квартир.

Лишь Решением Конституционного Суда Украины от 02 марта 2004 года многоквартирные дома были признаны целостными имущественными комплексами, а владельцев всех помещений в этих домах - совладельцами домов в целом, а Украины «Об ОСМД» признал право ОСМД как юридического лица получить земельный участок, на котором построен дом, и придомовую территорию - в постоянное пользование или в собственность. Но это право на получение земли фактически является фикцией, поскольку предоставление или непредоставление земли является дискреционным полномочием местных органов власти, которые совершенно не заинтересованы в бесплатной раздаче этих земель, а особенно - на центральных улицах больших городов.

Но было уже поздно. Огромное количество подвалов и чердаков, которые, как вспомогательные помещения, должны принадлежать совладельцам многоквартирных домов как общее неделимое имущество - были противозаконно признаны собственностью территориальных общин и отчуждены; сейчас буквально в каждом украинском суде рассматриваются сотни исков жителей, которые требуют возвращения этих помещений, и судебная волокита по этому поводу будет продолжаться вечно, поскольку, согласно ч.4 ст. 268 Гражданского Кодекса Украины, исковая давность не распространяется на требования собственника или иного лица о признании незаконными правовых актов, которыми нарушено его право собственности или иное вещное право.

Также на придомовых территориях, которые являются неотъемлемыми частями значительного количества многоквартирных домов как целостных имущественных комплексов, в результате невыделения этих земель в натуре за прошедшие 15 + лет было незаконно построено много сооружений, и эта «юридическая бомба» взорвется во время межевания в натуре земельных участков, которое все равно когда-нибудь начнется.

С 2004 года не было фактически ничего сделано для практической имплементации указанного решения Конституционного Суда, а именно - не внесены соответствующие изменения ни в Гражданский кодекс, ни в Закон Украины «Об ОСМД», чтобы хотя бы восстановить правовое положение, которое существовало в 1989-1992 годах. Многоквартирные дома, вопреки логике и здравому смыслу, НЕ учитываются в БТИ как целостные имущественные комплексы, а земельные участки, на которых построены дома, и придомовые территории - учитываются другими органами, а именно - управлениями земельных ресурсов. Неудивительно, что значительное количество многоквартирных домов вообще нигде не зарегистрированы. То есть, уровень формализации в этом сегменте собственности, который при этом составляет большинство имеющейся в Украине недвижимости - равен или стремится к нулю.

Указанная проблема также решается на законодательном уровне - путем несложной имплементации мирового опыта с учетом украинских реалий. Сособственность в виде многоквартирного дома в правовом смысле ничем не отличается от сособственности на квартиру или на автомобиль, потому что значительно большее количество совладельцев - не показатель. В то же время, согласно любой теории управления - чем больше совладельцев, тем труднее им договориться по поводу владения и пользования общей вещью. Действующее же законодательство предлагает ненадлежащие алгоритмы для принятия решений совладельцами многоквартирных домов по вопросам, касающимся содержания этих домов и распоряжения ими.

Разрешение споров между совладельцами общего неделимого имущества.

Проблема отсутствия в Украине приемлемых алгоритмов разрешения споров между сособственниками общего неделимого имущества является значительно более глобальной, чем кажется на первый взгляд. Потому что все имущество на свете является сособственностью того или иного уровня. То есть, по "принципу матрешки" - планета Земля является общей собственностью всего человечества; Украина - принадлежит всем украинским гражданам, города и села принадлежат территориальным общинам этих населенных пунктов; многоквартирные дома / предприятия принадлежат их совладельцам / акционерам; отдельные квартиры, машины и т.д . - принадлежат их индивидуальным или коллективным собственникам.

Следовательно, все то, что называется "политикой", является всего лишь спорами по поводу установления этих алгоритмов. Отсутствие в Гражданском Кодексе Украины надлежащего алгоритма разрешения споров даже между бывшими супругами - совладельцами неделимой однокомнатной квартиры или автомобиля - закономерно влечет за собой полный беспорядок относительно совместного управления, распоряжения и разрешения споров относительно сособственности более высоких уровней - многоквартирных домов, предприятий, имущества территориальных громад или государственного бюджета.

Граждане, которые не имеют навыков даже на бытовом уровне четко, быстро, на принципах разумности и справедливости разделить хотя бы автомобиль или квартиру - конечно же, тем более не способны эффективно решать вопросы содержания собственных многоквартирных домов, принадлежащих десяткам-сотням совладельцев, принимать решения на уровне своих многотысячных территориальных общин - что уж тут говорить о многомиллионном государстве в целом.

Главным и даже, по большому счету, единственным "алгоритмом" разрешения споров между украинцами - сособственниками общего неделимого имущества на всех уровнях в условиях отсутствия "правил игры" - является "право сильного" во всех его проявлениях: от подкупа судей до скупки депутатов. Попытки же установить алгоритмы для совладения высших уровней (регламент Верховной Рады Украины, Законы "О местном самоуправлении", "Об ОСМД", "Об акционерных обществах" и т.п.) до того, как эти алгоритмы будут установлены для примитивного разделения совладения самого низкого уровня - оказываются крайне неэффективными.

Между тем, внесение соответствующих изменений в несколько статей Гражданского Кодекса Украины является технически несложным, поскольку соответствующие алгоритмы давно уже разработаны мировой цивилистикой и подтвердили на практике свою эффективность во всех цивилизованных странах. Решить указанные проблемы довольно легко путем внесения в Гражданский Кодекс Украины изменений следующего содержания:

Введение понятия идеальной и реальной доли

Доля в общей собственности может быть идеальной или реальной. Идеальной является абстрактная доля в общей собственности, которая определяется в виде математической дроби. Реальной является доля, которая может быть выделенной в натуре и совпадать или не совпадать с идеальной долей.

Гарантирование получения отдельного правоустанавливающего документа на долю

Каждый совладелец имеет право получить от соответствующего органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на недвижимость, формальный титул, то есть отдельный правоустанавливающий документ на принадлежащее ему лично имущество, с указанием, какова его идеальная и/или реальная доля в общем имуществе.

Введение алгоритма разрешения споров, связанных с владением и пользованием долевой собственностью

- Совладельцы владеют и пользуются общей вещью по договоренности или по решению большинства совладельцев, если этому большинству принадлежит большая доля в общей вещи;

- Размер дохода, который что соответствует доле владельца, на получение которого он имеет право, не может быть уменьшен большинством без согласия меньшинства совладельцев.

Введение алгоритма решения споров при распределении вещи

Если совладельцы не могут достичь согласия относительно способа раздела вещи, которая находится в долевой собственности, суд в зависимости от обстоятельств решает:

· Разделить вещь между совладельцам в реальных частях, а если стоимость реальных частей не соответствует стоимости идеальных долей, принадлежащих совладельцам, суд может назначить денежный зачет в целях уравнения частей, а также обременить отдельные части сервитутами в пользу других частей, при необходимости распределение определенных судом реальных частей может осуществляться жеребьевкой;

· Передать вещь одному или нескольким совладельцам с возложением на них обязанности выплатить другим совладельцам стоимость их долей деньгами;

· Продать вещь с публичных торгов или торгов между совладельцам, с распределением вырученных денег между ними в соответствии с размерами их долей.

Действующее же украинское законодательство и судебная практика фактически побуждают граждан нарушать права совладельцев и не отдавать вовремя долги, поскольку такое противоправное поведение является финансово выгодным. Согласно ч.2 ст. 364 Гражданского Кодекса Украины, компенсация совладельцу за его долю в общем неделимом имуществе может быть предоставлена только при его согласии. Наличие этой нормы приводит к тому, что равные по статусу и влиянию совладельцы годами не могут поделить имущество, которое из-за этого омертвляется, исключается из гражданского оборота, а в случае, если какие-то из совладельцев существенно более влиятельные - именно они пользуются единолично всем имуществом, безнаказанно нарушая права менее влиятельных совладельцев, которые не получают никакой компенсации за пользование их долями.

Украинское гражданское законодательство относительно сособственности столь примитивно и несовершенно, что в нем даже отсутствует понятие идеальной и реальной долей, хотя судебная практика пытается компенсировать этот недостаток. Также для владельцев идеальных долей, которые желали бы провести отчуждение принадлежащей им собственности, существует много искусственных преград в получении отдельных правоустанавливающих документов на их доли.

Так, отделы приватизации отказываются выдавать дубликаты свидетельств о приватизации без паспортов и личного присутствия всех совладельцев (обычно часть сособственников не заинтересована в получении правоустанавливающих документов другими, и тогда единственный путь получения правоустанавливающие документы лежит через суд); если второй из супругов не внесен в правоустанавливающие документы на имущество, приобретенное в браке, он также может подтвердить свое право собственности и получить отдельный правоустанавливающие документы на свою долю только в судебном порядке; нотариусы отказывают наследникам в выдаче правоустанавливающих документов на право на наследство, если другие наследники, которые завладели правоустанавливающими документами наследодателя, отказываются являться для их переоформления, и эту проблему также можно решить только в судебном порядке, и т.д.

Эти проблемы могли бы показаться мелочными, если бы не тот факт, что абсолютное большинство принадлежащего украинцам имущества находится в идеальной или реальной сососбственности, и, как уже отмечалось, примерно треть обращений в правоохранительные органы и суды связана с конфликтами между совладельцами, которые часто невозможно решить в принципе из-за отсутствия соответствующего законодательства. Так, в случае даже незначительного несовпадения идеальных долей с реальными проблема становится неразрешимой в принципе, и доведенные до отчаяния люди совершают на этой почве преступления вплоть до убийств.

Парадокс заключается в том, что совладельцы, ущемленные в своих правах, воспринимают препятствование им в осуществлении своих прав как грабеж (фактически это и есть грабеж, потому что владелец не может получить доход в той или иной форме, на который имеет полное право), а совладельцы , которые ущемляют чужие права - расценивают свое поведение как процессуальные хитрости, которые вполне вписываются в рамки действующего украинского законодательства.

Все эти факторы превращаюсь общую собственность - на "недособственность", которая теоретически существует, но возможности быть полноценными владельцами долей (т.е. беспрепятственно ими владеть, пользоваться, а главное - распоряжаться ими) для украинцев значительно и неоправданно ограничены.

Формализация многоквартирных домов и проблема ЖКХ.

В Украине создание ОСМД не является обязательным, а следовательно, многоквартирные дома остаются фактически неуправляемыми. Этим пользуются ЖЭКи, которые не выполняют надлежащего объема услуг, но получают проплаты в соответствии с квитанциями, цифры в которых выставляются без надлежащего экономического обоснования - по принципу «не слишком мало, чтобы не остаться без прибыли, и не очень много, чтобы люди не перестали платить ».

Разница между реально потраченными на содержание домов средствами и оплатой, собранной с жителей - присваивается или владельцами частных ЖЭКов, или фактическими владельцами коммунальных предприятий, которые формально принадлежат территориальным общинам. При этом отсутствует практическая возможность взыскать оплату с сознательных неплательщиков, которые знают, что украинская судебная система и практически недействующая исполнительная служба неспособны обеспечить эффективное взыскание копеечных коммунальных долгов, и это провоцирует напряженность в отношениях между соседями-совладельцами.

Следовательно, необходимо законодательно обязать совладельцев многоквартирных домов создавать ОСМД. Но для этого нужно внести хотя бы минимальные изменения в действующий Закон Украины «Об ОСМД». Главной нормой, которая тормозит сейчас процесс создания ОСМД даже для совладельцев тех домов, которые к этому стремятся, является норма о том, что «каждый собственник на учредительном собрании имеет один голос, независимо от площади и количества квартир или помещений, находящихся в его собственности» . Эта норма означает, что даже для определения кворума следует доподлинно знать точное количество совладельцев каждого многоквартирного дома.

Практически в каждом доме есть примерно 13% неприватизированных квартир (эта проблема будет рассмотрен отдельно), формальным собственником которых является территориальная громада в лице местных советов, а также существенное количество совладельцев квартир, не имеющих отдельных правоустанавливающих документов на свои доли - это, как уже отмечалось , один из супругов, или наследники, которым доля принадлежит с момента открытия наследства, но которые иногда десятилетиями не получают свидетельства о праве собственности и др. Понятно, что подсчитать общее число совладельцев в домах, в которых есть + / - 50 квартир - практически невозможно.

Абсурдность этой нормы заключается также в том, что не могут иметь одинаковые права совладельцы, которые имеют неравные идеальные доли в домовладении как целостном имущественном комплексе. Если бы совладельцы имели право голоса в соответствии со своими долями, то для определения кворума достаточно было бы знать общую полезную площадь домовладения. Вот как этот вопрос решен в Законе Эстонии «О квартирных товариществах»:

«Квартирное товарищество является некоммерческим обществом, созданным в целях совместного хозяйственного обслуживания идеальных долей. Квартирное товарищество создается по решению большинства собственников квартир в разделенной на квартирные собственности недвижимой вещи, если большинству через идеальные доли в объекте квартирной собственности принадлежит большая часть здания и земельного участка ... »

Если бы соответствующие изменения были внесены в действующий Закон Украины «Об ОСМД», не нужно было бы проводить никому не нужны собрания совладельцев, которые сейчас практически невозможно провести из-за запутанной процедуры, помноженную на невозможность составить хотя бы общий список совладельцев дома, имеющих право голоса . Многие ОСМД в Украине так и не был созданы лишь потому, что, например, владельцы частного ЖЭКа, не желая терять источник дохода, побудили какого-то мелкого совладельца годы обжаловать в суде процедуру проведения собрания на основании того, что ему, в частности, не было должным образом в установленные законом сроки сообщено о времени и месте проведения собрания.

Вполне достаточно было бы собрать с владельцев 50 +% идеальных долей в домовладении письменные заявления о желании создать объединение и провести только среди этих лиц учредительное собрание, на котором утвердить устав - типичный для некоммерческих объединений, со специфическими вопросами о том, как должны регулироваться вопросы распределения голосов на общем собрании, а также основы и порядок оплаты расходов по хозяйственному обслуживанию идеальных долей в объекте квартирной собственности членами квартирного товарищества.

Если ОСМД создан решением совладельцев большинства идеальных долей, то участие в нем должно быть безусловно обязательным для владельцев остальных идеальных долей, и также обязательными для всех совладельцев должны быть решения руководящих органов ОСМД, если они приняты с соблюдением установленных процедур. Дискуссии по поводу того, что это - якобы нарушение принципа «свободы договорных отношений», абсурдны, поскольку ни один из совладельцев не способен отделить свое помещение от дома как целостного имущественного комплекса.

Таким образом, совладелец должен иметь право обжаловать решения руководящих органов ОСМД только по поводу нарушения процедуры их принятия, но - не по поводу того, что его не устраивает их содержание.

Огромной проблемой для уже существующих украинских ОСМД являются неплатежи отдельных жителей, поскольку, как и в ситуации с неплательщиками в домах, где ОСМД не создано - отсутствуют эффективные механизмы взыскания долгов, даже если ОСМД нанимает юриста для ведения судебных дел. Но эту проблему невозможно решить отдельно от тотального реформирования всей системы украинского правосудия и исполнительной службы.

Именно нулевой уровень формализации многоквартирных домов как целостных имущественных комплексов приводит к невозможности решения глобальной проблемы, которая интересует практически всех избирателей - проблемы ЖКХ. Объективно невозможно добиться качественного обслуживания многоквартирных домов, жители которых фактически лишены возможности определиться с объемом услуг, в которых они нуждаются, и проконтролировать количество и качество реально предоставленных им услуг. Но безусловная связь между формализацией многоквартирных домов как целостных имущественных комплексов и успехом реформирования ЖКХ, к сожалению, не является очевидною для большинства населения и даже для специалистов из-за слишком длинной логической цепочки доводов. Как следствие - на псевдореформирование ЖКХ бесплодно тратится общественный ресурс и бюджетное финансирование.

Следовательно, без создания ОСМД совладельцы многоквартирных домов (то есть, абсолютное большинство городского населения Украины) неспособны проконтролировать ценообразование в области ЖКХ - даже на уровне стоимости обслуживания конкретных домов, что уж говорить о ценообразовании поставщиков тепла, газа, электроэнергии и т.д. Причины были проанализированы выше - граждане не осознают себя совладельцами коммунальных предприятий и воспринимают цены, которые централизованно устанавливаются местными властями, как нечто такое, чего все равно нельзя избежать.

Вокруг размера тарифов происходит исключительно политикансая болтовня по типовому сценарию - большинство в местных органах власти отстаивает необходимость повышения тарифов, а оппозиция требует их снижения. Но при этом механизмы ценообразования не обсуждаются по существу, поскольку для этого пришлось бы раскрыть всю структуру владения, управления и бухгалтерии этих предприятий, что является совершенно фантастическим сценарием, потому что повлекло бы за собой выяснение вопросов - а как эти предприятия попали под контроль именно этих лиц, и что это за странные расходы имеют место быть с целью вывода и отмывания капитала.

Полная непрозрачность ценообразования в ЖКХ приводит к тому, что единственной целью владельцев предприятий, которые предоставляют любые услуги по обслуживанию многоквартирных домов, является получение максимальной прибыли «здесь и сейчас». Никакого стимула инвестировать в развитие отрасли у них нет и быть не может, поскольку как минимум неизвестно, кому именно принадлежат коммуникации и кто должен заботиться об их состоянии. Невозможно внедрить технологии энергосбережения, пока каждый не будет вынужден оплачивать все виды энергоносителей из собственного кармана по себестоимости плюс прибыль энергопоставщика. Невозможно заставить поставщиков воды или теплоносителя вовремя ликвидировать протечки или улучшать теплоизоляцию, пока непроизводительные потери можно легко покрывать за счет потребителей, выставляя им завышенные счета.

Лишь после тотальной формализации многоквартирных домов как целостных имущественных комплексов у их коллективных владельцев возникнут вопросы - а из чего складываются тарифы на электроэнергию, водоснабжение, канализацию, газ, и не слишком большими являются потери из-за неотремонтированных коммуникаций? Тогда даже частным владельцам облэнерго и другим монополистам придется инвестировать деньги в приведение в надлежащее состояние инженерных сетей, открыть свою бухгалтерию для общественности - и ограничиваться законодательно установленными для монополистов нормами прибыли.

Определение владельцев коммуникаций и размежевание между ними является частным случаем проблем одновременно и формализации, и размежевания. Формализация многоквартирных домов предусматривает определение границ не только придомовых территорий (которые, в результате хаотических землеотводов без выделения участков в натуре, часто накладываются друг на друга, или между ними остаются «лишние», ни к чему больше не пригодные полосы земли), но и «точек пересечения» коммуникаций - то есть, до какого метра трубы или провода (а карты расположения коммуникаций часто оказываются потерянными) является частью домовладения, и с какого - собственностью коммунального предприятия или территориальной общины.

От определения владельцев коммуникаций зависит, кто именно несет ответственность за их состояние и кто будет ликвидировать аварии и прорывы. Как правило, внутриквартальные инженерные сети объединяют в единую систему много совершенно различных объектов. Для микрорайонной застройки (типичной для украинских городов) вообще характерно то, что инженерные объекты были созданы единственными на куст домов или даже на целый квартал. Придомовая территория часто является общей для нескольких домов, поскольку невозможно по строительным нормам отмежевать отдельный землеотвод. В этом случае нет другого выхода, кроме как формализовывать придомовые территории нескольких домов как сособственность, но действующее законодательство вообще не содержит алгоритмов владения подобной сособственностью.

Город в целом состоит из недвижимой собственности, которые формируют жесткую ячеистого структуру, каждая ячейка которой - это отдельное имущество в виде земельного участка со всеми расположенными на ней сооружениями. Но каждая из этих ячеек подключена к общей системы жизнеобеспечения. Это инженерные системы и сети, улицы и дороги и т.п., которые являются объектами общего пользования, находящихся в коммунальной собственности. Каждый объект общего пользования - это строка в бюджете города, средства, которые следует предусмотреть на его содержание.

Очевидно, что проконтролировать бюджет на уровне города без формализации всего общественного недвижимого имущества абсолютно нереально.

Реальностью является то, что ДО достижения сколько-нибудь существенного (25 +%) уровня формализации собственности 1 и 2 уровня, то есть индивидуальных квартир и земельных участков (1 уровень) и многоквартирных зданий с прилегающей территорией (2 уровень) - граждане массово даже не смогут пониять сути проблем с собственностью 3-4 уровней, то есть коммунальной и государственной собственностью, не смогут ассоциировать такую собственность с собой, не будут считать себя совладельцами коммунальных и общегосударственных активов, а следовательно, будут позволять лицам, которые завладели такими активами, бесконтрольно и практически безнаказанно распоряжаться доходами от этих активов исключительно в свою пользу. А значит, граждане не смогут сформировать соответствующий общественный запрос для политиков.

Может показаться, что политикам и чиновникам невыгодно формализация общественного имущества. Но проблема в том, что неформализованные, бесхозное имущество, средства на поддержку которого в надлежащем состоянии безнаказанно и бесконтрольно дерибанятся - сейчас «дорабатывает» в Украине весь оставшийся физический ресурс. Особенно это касается как раз инженерных коммуникаций в городах, степень изношенности которых специалисты оценивают в 70-90%.

Следовательно, вопрос лишь в том, что случится раньше - прозрение политиков насчет перезревшей уже необходимости формализации, или катастрофа в масштабах всей Украины.

Админреформа

Определение границ территориальных общин.

В Украине до сих пор остаются должным образом не размежеванными земли даже административно-территориальных субъектов, не говоря уже о землях отдельных общин. Имеются в виду не только территориальные общины в понимании Закона Украины "О местном самоуправлении в Украине", а общины в более широком смысле - любые группы лиц, имеющие земельные участки в совместной собственности/совместном пользовании. Невозможно эффективно управлять/ хозяйничать/распоряжаться территорией, границы которой не определены, не согласованы с соседями и не закреплены установленным в соответствии с действующим законодательством межевыми знаками.

Учитывая сложность процесса тотального межевания и огромные несогласованности между "бумажными" и реальными границами, многолетние споры между сосями-землевладельцами, которые рискуют затянуться еще на десятилетия - нету смысла сразу определять все демаркационные линии и установливать все пограничные знаки с точностью до миллиметра. Следует начать с нанесения на открытые и общедоступные кадастровые карты (предварительно выбрав единую систему координат - п.1.2) тех границ, в отношении которых нет и не может быть никаких споров. Обычно это естественные границы (скалы, реки, старые деревья и т.п.) или искусственные - дороги, здания и т.д. И уже отталкиваясь от таких безусловных отметок, следует обязать соседей-землесобственников/землепользователей согласовать все спорные пограничные вопросы, если определения этих границ имеет значение для прав или обязанностей этих лиц (налоговых или иных повинностей).

Но не следует ни в коем случае препятствовать отчуждению неразмежеванной недвижимой собственности, как это имеет место сейчас, поскольку это приводит лишь к увеличению количества скрытых или неформализованных сделок. Владельцы и пользователи должны иметь гарантированное право отчуждать принадлежащие им имущественные права в состоянии as is, то есть такими, какие они есть - недоформализованными, недоразмежеванными т.д., если приобретатели этих имущественных прав соглашаются приобрести их именно такими и при условии возложения именно на них дальнейшего оформления.

Следует прописать четкий алгоритм установления границ в натуре в случае несовпадения сведений о границах смежных земельных участков, содержащихся в текущих кадастровых планах/государственных актах/судебных решениях - с реальным положением дел на местности. Мировой практикой обычно предлагается принимать за основу объем владения, то есть фактическое землепользование, а если объем владения не может быть установлен, то от земли, являющейся предметом спора, к каждой недвижимой вещи должна прибавляться/вычитаться равная по величине часть.

Отсутствие такого алгоритма в действующем украинском законодательстве приводит к принципиальной невозможности разграничения сопредельных земельных участков и к конфликтам на этой почве, которые длятся десятилетиями.

Определение статуса члена территориальной общины.

Быть членом территориальной общины означает не только право избирать местные органы власти. Это также означает, что член общины является совладельцем всего имущества, находящегося в коммунальной собственности данной территориальной общины. Но вследствие крайне низкого уровня формализации имущества и труднодоступности информации об этом имуществе среднестатистический украинец практически не интересуется этим имуществом, не осознает себя сособственником этого имущества, и, как следствие - не понимает, что местные органы власти существуют именно для того, чтобы эффективно управлять этим имуществом в пользу общины в целом и каждого ее члена в отдельности.

Никаких критериев определения «член/не член территориальной общины» - в действующем законодательстве Украины не существует. Согласно статье 140 Конституции Украины, «... территориальная община - это жители села (или добровольное объединение в сельскую общину жителей нескольких сел), поселка, города». Более полное, уточненное определение термина "территориальная община" дается в статье 1 Закона "О местном самоуправлении в Украине": "жители, объединенные постоянным проживанием в пределах села, поселка, города, являющихся самостоятельными административно-территориальными единицами или добровольное объединение жителей нескольких сел, имеющих единый административный центр ".

На практике возникает много вопросов. «Фиксирование» статуса члена территориальной общины пока возможно лишь в виде регистрации в конкретном населенном пункте. Между тем, на нескольких последних выборах - Президента и Верховной Рады - граждане, которые не желали ехать голосовать по месту регистрации, добивались внесения их в списки для голосования по месту фактического проживания посредством судебных решений.

Итак, чисто формальный критерий определения члена территориальной общины как лица, имеющего "регистрацию" - судебной практикой признан не был. В действующем украинском законодательстве определено, что место проживания - административно-территориальная единица, на территории которой лицо проживает сроком свыше шести месяцев в году, но отсутствуют какие-либо механизмы контроля этого срока.

Есть много категорий граждан с неопределенным статусом - например, военнослужащие, проходящие срочную службу в воинской части, дислоцированной в населенном пункте; преступники, которые по приговору суда отбывают наказание в виде ограничения или лишения свободы; граждане других государств или лица без гражданства, постоянно (или длительное время) проживающие в населенном пункте, а также многие другие категории граждан, которые постоянно живут и работают в данном населенном пункте, но не имеющие местной регистрации, а вместо этого формально зарегистрированы в населенном пункте, с которым много лет как утратили какие-либо связи.

Возникает вопрос - должны ли такие граждане, несмотря на свои конституционные права, иметь возможность влиять на решение сугубо местных вопросов? Особенно если учесть, что часто такие граждане вносят значительно более существенный вклад в благосостояние территориальной общины, чем «аборигены» - алкоголики, наркоманы и прочие маргиналы.

Подобные вопросы в 1999 году попытались поставить перед Конституционным Судом Украины народные депутаты. В частности, они спрашивали:

1) Кто является полномочным членом территориальной общины - житель или гражданин Украины и равны ли в своих правах члены территориальной общины? Должны ли территориальные общины быть образованы соответственно в каждой административно-территориальной единице, или только в населенных пунктах: селах, поселках, городах? Имеют ли право объединяться в одну территориальную общину жители любых соседних сел, поселков, городов? );

2) Как следует понимать термин "организация управления районами в городах", используемый в части пятой статьи 140 Конституции Украины? Могут ли жители части населенного пункта быть одновременно членами нескольких территориальных общин? Могут ли в одном городе одновременно существовать территориальная община города и территориальные общины районов в городе? Могут ли территориальные общины города и районов в городе входить одна в другую и будут ли они иметь при этом одинаковые полномочия? Или каждая районная в городе территориальная община является собственником коммунального имущества, особенно, если районный в городе совет не образовывался, и означает ли это, что собственностью территориальной общины района в городе управляет исключительно городской совет? Может ли районный в городе совет (если он образован) управлять имуществом территориальной общины района в городе, при каких условиях и в каких пределах? Кто будет правопреемником имущества, которое приобретено районным в городе советом, если на городском референдуме или сессии городского совета будет принято решение не создавать районные в городе советы? Имеет ли право городской совет в любое время принять решение о несоздании районных в городе советов и с какого времени в таком случае избранный районный в городе совет потеряет свои полномочия?

К сожалению, Конституционный Суд Украины самоустранился от ответа на указанные вопросы, затормозив на многие годы развитие местного самоуправления в Украине. "Анализ затронутых в конституционном представлении вопросов дает возможность сделать вывод, что ответ на них прямо следует из текста самой Конституции Украины и действующего Закона Украины" О местном самоуправлении в Украине" - констатировали судьи и постановили, что" основания для открытия конституционного производства по этому делу отсутствуют.

Таким образом, урегулирование указанных вопросов возможно только путем внесения изменений в соответствующий раздел Конституции Украины и принятие новой редакции Закона Украины "О местном самоуправлении в Украине", в тексте которого следует прописать алгоритм признания лица членом территориальной общины - в частности, сколько времени надо прожить в данном населенном пункте после регистрации, чтобы получить право голоса, а значит, и статус полноправного члена территориальной общины, и т.п.

Если обратиться к зарубежному опыту, то членство в территориальной общине определяется, прежде всего, такими факторами, как наличие любой собственности и/или уплата местных налогов. Поскольку Украине до такого еще очень далеко, следует исходить из местных реалий и считать безусловными членами конкретной территориальной общины:

1.тех, кто имеет/арендует недвижимость на указанной территории;

2.тех, кто имеет регистрацию;

3.тех, кто имеет бизнес и платит налоги;

Дискуссионно:

1. работающих, за которых работодатель платит налоги;

2. тех, кто получает пенсию или другие виды социальной помощи.

Эти перечни не являются исчерпывающими. Следует разработать детальные, четкие критерии относительно того, с какого момента человек становится членом территориальной общины в каждом из случаев. То есть, те, кто имеет собственность, могут получать избирательное право с момента регистрации правоустанавливающего документа, а для тех, кто работает и арендует жилье - можно ввести "ценз оседлости", т.е. отсрочить реализацию избирательного права на полгода или на год.

Если вы дочитали все это до конца, возможно, вы захотите поделиться впечатлениями с авторами. Пишите - t34m16@gmail.com

Особисті інструменти
Простори назв

Варіанти
Дії
Навігація
Інструменти